22:10 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
14.03.2011 в 09:01
Пишет мамлеевский персонаж:

Черновик от 7 февраля
Это было что-то вроде длинного барака, похожего на прямую кишку, лишенного окон и каких-либо выходов. Потрепанные старики загоняли подростков в коридор и запирали двери на щеколды. Возможности повернуть назад так же не было - если двигаться, то только вперед, шаги вправо-влево точно так же не представлялись возможными. Какая-то невидимая сила сдавливала нас с обеих сторон и не давала возможности повернуть назад. После того, как дверь за спиной закрылась, на наши головы рухнули потоки грязной воды. Мы все вдруг почувствовали себя беззащитными и жалкими, одежда прилипла к туловищам, мы стояли на грязном полу, как будто голые, а старухи с гнилыми желтыми зубами продолжали над нами глумиться. Превратившись в покорное стадо полуживотных, мы послушно зашагали, как нам казалось, вперед. Вдруг один из подростков заявил, что не намерен более участвовать во всем этом идиотизме и желает покинуть помещение. Он резко развернулся, сделал пару шагов к двери, через которую мы вошли, без всяких видимых усилий открыл ее и вышел наружу. Это выглядело так просто, так естественно, и в то же время никто из нас не представлял, как такое вообще может быть возможно. Кое-кто даже покрутил пальцем у виска, а я почему-то вздохнул. Наверное, всему виной была отрыжка после плотного завтрака. Мы продолжали шагать по коридору, и оглядываться нам было некуда. Старухи высовывались из стен и хохотали, тряся скрюченными пальцами, трогали нас своими мерзкими, морщинистыми руками. Коридор петлял, временами приподнимаясь над землей, или, наоборот, уходил вглубь. Некоторые из нас умирали, падая на пол и превращаясь в потоки слизи. Оставшиеся равнодушно месили эту слизь ногами, двигаясь в заданном программой направлении. Иных душили старушечьи руки, торчащие из стен. Когда очередной собрат по несчастью превращался в мясной мешок, десятки костлявых конечностей шустро разрывали его на части. Происходящее казалось до тошноты обыденным, но, тем не менее, подошвами ног я остро ощущал чувствовал страх.
Гладкие металлические стены сменились грубыми досками, покрытыми мхом и плесенью. По всей видимости, коридор ушел глубоко под землю. С потолка свисали освежеванные мясные туши, они тихонько покачивались на крюках, и в этих движениях я узнавал моих собратьев, не так давно покинувших меня. В помещении стоял густой запах свертывающейся крови. В живых остался только я и еще один, который невероятно раздражал меня тем, что никак не желал отнестись серьезно ко всему происходящему. "Ты что, не понимаешь, во что мы вляпались? - говорил я ему, и мои зубы стучали от негодования и сырости. - Мы обречены на то, чтобы сдохнуть в этом коридоре. Нам никогда - ты понимаешь, ни-ког-да!!! - не повернуть назад, по сути дела, мы уже мертвы, и плевать, что мы дышим и двигаемся..." Он почесывал в затылке и зевал, неторопливо шагая по скрипучим доскам, скользким от крови и плесени. "А не по хуй ли? Думаешь, те, кто снаружи - они не мертвые? Думаешь, что эти старые клячи, которых к нам приставили, хоть в чем-то живее, чем мы? Какая мне разница, сдохнуть здесь или снаружи, среди людей? Или ты переживаешь, что тебя не похоронят со всеми почестями, и маленькая розовенькая сестренка не поцелует твой синюшный лоб, когда ты будешь лежать в гробу, красивый, как пирожное с кремом? Лично мне очень забавно наблюдать за тем, что здесь происходит. Немного забавнее, чем влачить существование офисного клерка, но, честно признаться - самую-самую малость".



URL записи

   

Коробка-комната Даниила Ликратова

главная