• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:25 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
29.08.2006 в 15:40
Пишет КИЛОМЕТРЫ:

«…крыши едут от злой обиды…»(с)
И вот бежишь к этой ебанной клавиатуре, к этому бесчувственному теперь модному плоскому ящику и ищешь тут успокоения, спасения какого-то. Самое смешное, что находишь его. Только здесь. Здесь слушает кто-то.. кто-то программированный, невидимый, неизвестный. Параллельно Летов, параллельно Янка, они тоже слушают, когда поют. Они больше слушают, чем поют.

Хоть что-то спасает. Просто поняла, что обида злая во мне затаилась. Просто снова поняла чуть-чуть того, чего по идеи не нужно было сейчас понимать. Вот так-то. От одной хуйни до другой хуйни. Егорушка, лучше и не скажешь! Ну, какого черта… принцип зебры осточертел! Хочу весну 2004 и пошло оно все нахуй! Не стоит ждать и жить в таком мизерном позитиве, чтобы потом снова терпеть такую хуйню, которая по большей-то части в голове, в голове моей. Все там. На самом деле все не так плохо, благо я это хоть чуть понимаю. Но голова моя! Внутри здесь открылась тюрьма, вполне комфортабельная. И мне похуй) Я даже сейчас улыбаюсь.

Хочу стать непригодным и просроченным. Унесите меня отсюда! И главное, все правы! Я НИЧЕГО не делаю, чтобы это все изменить. Ты наверное сейчас не понимаешь меня.. я не знаю как это объяснить.. но мне становится все легче и легче с каждым ударом пальца о клавишу на клавиатуре. Я ускоряюсь и мне становится легче! И ничто так не спасает. Лицо такое напряженное было, все прямо исказилось. А сейчас так плавно меня отпускает и я это чувствую. Когда-нибудь, я надеюсь, все будет хорошо. Но я просплю. Я сегодня долго спала. С 10 вечера до 9 утра и не выспалась. А еще много жрала. Как свинья.

И почему я правда что не слепой? Не глухой? Черт.. хочу стать глухим! Я раньше так этого боялась! Было два страха: проснуться в гробу и оглохнуть. Теперь я очень хочу оглохнуть. Но тогда спасаться музыкой я не смогу. Но блин, и ранить слова не будут. Я буду просто глухим. Глухой. Люблю переулки Глухие. У нас в городе это такое страшное место. Толпы гопников, грязь под ногами и покосившиеся, по окна в дороге деревяшки. Впечатляюще. «Глухой переулок» такая картина называется.

Глухим хочу стать, чтобы по окна в дорогу, в землю… и видеть ничего не хочу. Можно просто закрыть глаза, как в той песне, и ничего не видеть, не слышать и не говорить. Но это очень много сил надо, чтобы так сделать. У меня сил не хватит. Ослепите меня. Я хочу оглохнуть… ОГЛОХНУТЬ ХОЧУ! Можно орать до одури об этом! Ах, если б можно было оглохнуть от собственной мольбы о глухоте. Блин.. досадно. Прихожу в нормальное-ненормальное состояние. Вот и все. Пережили(?) порывы непонятных рвений изнутри. Еще думала про убийство себя же самого, по принципу «плачьте родные». Но это опять.. понт в пустоту, не больше. Просто так тяжело…

URL записи

22:24 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
01.05.2011 в 12:43
Пишет ди Август:

Если застаивается человек, он становится подобным трупу.
Если застаивается идеология, она становится подобной грузу.
Если застаивается энергия, то она становится подобной яду.

Даже горы не отличаются постоянностью, вырастая и рушась,
даже океаны не вечны в своих берегах, открываясь и сокрываясь.
Все движется, потому что только в этом чистота жизни.

Наша тьма срывается с уровня наших глаз в круговорот под нашими ногами -
и тогда здоровы мы, освобождаясь от нее.
Но если мы не отпускаем ее или она не находит пути вниз, мы заживо гнием.
Может, потому понятие чистоты у древних было, а греха - нет?

URL записи

22:21 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
22.04.2011 в 03:01
Пишет milk is love:

Законно и ненаказуемо считать идиотами абстрактных людей. Чтобы морально попустило, допускается искусственно созданная причастность, можно, скажем, увязать малознакомое тело с произвольным набором личных качеств, которые идиота формируют, и логичным образом начать упражняться в превосходстве над своей надувной абстракцией. Грубо говоря, то ли сольный половой акт, то ли катализатор для вяло протекающей шизофрении, то ли полезное упражнение для левого полушария.
Считать идиотом конкретного человека (читай, считать себя умнее конкретного скопления хромосом) — большая ошибка, всегда. Даже если этот человек блеет и жрет сорняки пополам с землей. В конце концов, объективность суждения — понятие несуществующее, система координат, на которую принято опираться с младенчества, с хрустом рухнет на твой натруженный хребет при первом миллиметровом смещении. Нет ничего неоспоримого вне черепной коробки, да и в ней, в общем, с тем самым негусто. Чтобы избежать неловких ситуаций, сожми моляры и переоценивай чужой интеллектуальный потенциал. Пей кефир, бегай утром трусцой по мягкому грунту. Береги колени. Люби ближнего своего.

URL записи

22:18 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
21.03.2011 в 02:44
Пишет Rebel Rush:

Люди с душой, огромной как сам мир, - несчастливы. Будьте уверены. Эти люди, что готовы принять и обогреть каждого, на чье великодушие постыдится плевать даже самый отчаянный циник, ночью грызут подоконники. Они Дьяволу готовы продаться в этот час лишь за то, чтобы у них спросили, как дела.
Нам, просто людям, живущим по рыночным оценкам и законам купли-продажи, кажется, что отдавать может только тот, кто сам полон. Мало кто способен на альтруизм в принципе, и только один из ста способен на искреннюю отверженность, когда у самого дыра кровавая зияет в сердце. И если кто-то предлагает оторвать кусок своей души, дабы залатать этим твои сердечные язвы, кажется, что из этого человека можно смело черпать ведрами, как из колодца. А он и рад дать напиться каждому путнику. Ему иная жизнь не мила, он не видит для себя иного счастья. Но как же трудно бывает ночью. Когда идет тридцатый год, и ночи становятся все длиннее. Чернее, холоднее.
У каждого, я уверен, есть или был такой друг. Который ушел, умер, утопился. В пруду или на дне бутылки - не важно. Человек, который смотрит глазами отца и касается руками матери. Доброе сердце, в котором есть уютный угол для каждого, мудрое слово, которым встречают всякого, кому выпадает счастье за порог этого сердца ступить. И конечно, конечно, стакан портвейна, сидя за которым мы плакались, уткнувшись носом в колючую шерстяную жилетку.
Мы все любим этих людей. Поминаем их добрым словом, называем лучшими друзьями, приглашаем на квартирники и прогулки. И они скрашивают вечера одним только своим присутствием... Но если спросить, не давая секунды на оправдания, сколько раз спрашивали мы, а не у нас, можно получить очень печальную статистику.
Мы любим этих людей, совершенно забывая о том, что у них тоже есть, как и у всех: боль, разочарования, страхи. Кажется, что у них всегда все хорошо. Иначе стали бы они слушать, отдавать, сочувствовать? А они слушают. Отдают. Сочувствуют. И ничего не просят взамен.
В одну из таких ночей этот человек сделает шаг из окна и навсегда останется в сердцах друзей чудным непонятым добряком. Все будут недоумевать, как он мог решиться на столь отчаянный шаг, ведь его так сильно любили. Но увы, он любил всех и никого одновременно. Его никто не держал в этом мире.

URL записи

22:10 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
14.03.2011 в 09:01
Пишет мамлеевский персонаж:

Черновик от 7 февраля
Это было что-то вроде длинного барака, похожего на прямую кишку, лишенного окон и каких-либо выходов. Потрепанные старики загоняли подростков в коридор и запирали двери на щеколды. Возможности повернуть назад так же не было - если двигаться, то только вперед, шаги вправо-влево точно так же не представлялись возможными. Какая-то невидимая сила сдавливала нас с обеих сторон и не давала возможности повернуть назад. После того, как дверь за спиной закрылась, на наши головы рухнули потоки грязной воды. Мы все вдруг почувствовали себя беззащитными и жалкими, одежда прилипла к туловищам, мы стояли на грязном полу, как будто голые, а старухи с гнилыми желтыми зубами продолжали над нами глумиться. Превратившись в покорное стадо полуживотных, мы послушно зашагали, как нам казалось, вперед. Вдруг один из подростков заявил, что не намерен более участвовать во всем этом идиотизме и желает покинуть помещение. Он резко развернулся, сделал пару шагов к двери, через которую мы вошли, без всяких видимых усилий открыл ее и вышел наружу. Это выглядело так просто, так естественно, и в то же время никто из нас не представлял, как такое вообще может быть возможно. Кое-кто даже покрутил пальцем у виска, а я почему-то вздохнул. Наверное, всему виной была отрыжка после плотного завтрака. Мы продолжали шагать по коридору, и оглядываться нам было некуда. Старухи высовывались из стен и хохотали, тряся скрюченными пальцами, трогали нас своими мерзкими, морщинистыми руками. Коридор петлял, временами приподнимаясь над землей, или, наоборот, уходил вглубь. Некоторые из нас умирали, падая на пол и превращаясь в потоки слизи. Оставшиеся равнодушно месили эту слизь ногами, двигаясь в заданном программой направлении. Иных душили старушечьи руки, торчащие из стен. Когда очередной собрат по несчастью превращался в мясной мешок, десятки костлявых конечностей шустро разрывали его на части. Происходящее казалось до тошноты обыденным, но, тем не менее, подошвами ног я остро ощущал чувствовал страх.
Гладкие металлические стены сменились грубыми досками, покрытыми мхом и плесенью. По всей видимости, коридор ушел глубоко под землю. С потолка свисали освежеванные мясные туши, они тихонько покачивались на крюках, и в этих движениях я узнавал моих собратьев, не так давно покинувших меня. В помещении стоял густой запах свертывающейся крови. В живых остался только я и еще один, который невероятно раздражал меня тем, что никак не желал отнестись серьезно ко всему происходящему. "Ты что, не понимаешь, во что мы вляпались? - говорил я ему, и мои зубы стучали от негодования и сырости. - Мы обречены на то, чтобы сдохнуть в этом коридоре. Нам никогда - ты понимаешь, ни-ког-да!!! - не повернуть назад, по сути дела, мы уже мертвы, и плевать, что мы дышим и двигаемся..." Он почесывал в затылке и зевал, неторопливо шагая по скрипучим доскам, скользким от крови и плесени. "А не по хуй ли? Думаешь, те, кто снаружи - они не мертвые? Думаешь, что эти старые клячи, которых к нам приставили, хоть в чем-то живее, чем мы? Какая мне разница, сдохнуть здесь или снаружи, среди людей? Или ты переживаешь, что тебя не похоронят со всеми почестями, и маленькая розовенькая сестренка не поцелует твой синюшный лоб, когда ты будешь лежать в гробу, красивый, как пирожное с кремом? Лично мне очень забавно наблюдать за тем, что здесь происходит. Немного забавнее, чем влачить существование офисного клерка, но, честно признаться - самую-самую малость".



URL записи

22:09 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
23.02.2011 в 22:11
Пишет отец Жэк:

«Во время оно… И обратившись к философам, Иисус вопросил:
— За кого вы принимаете Меня?
И они отвечали:
— Ты — эсхатологическая манифестация основы нашего бытия, явленное нам онтологическое основание контекста самой нашей сущности, квинтэссенция всесознания, постигаемая верой и разумом как диалектическое единство-и-противоположение тварного и нетварного, а чувствами — как триединство веры, надежды и любви…
— Чего-чего? — изумился Иисус и в смущении отошёл подальше».


URL записи

22:07 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
31.12.2007 в 01:00
Пишет Оргия Праведников:

С новым годом!


URL записи

22:04 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
24.02.2011 в 19:45
Пишет Дейдре:

Инструкция по выборам
24.02.2011 в 18:48
Пишет З. ГорынычЪ:


Голосуй против (инструкция как правильно голосовать против)
yurist74
October 8th, 2010
Предисловие:
Начну с банальных вещей. Выборы в РФ давно превратились фактически в голосование за или против правящей партии. Превращение это связано с эволюцией системы избирательного законодательства, которая все больше и больше изменяется в пользу правящей партии. Эти изменения происходят в среднем 4 раза в год (!!!). Делаются они якобы с благими намерениями развития партийной системы в России, хотя эта самая партийная система благодаря этим изменениям находится в глубоком кризисе.
Примеров такой эволюции множество: 7%-ный проходной порог в законодательные органы власти, отмена явки, практический отказ от самовыдвиженцев на всех уровнях власти и т.д.
В этой связи я хотел бы рассказать, как с юридической точки зрения можно проголосовать против партии Единая Россия на этих выборах.

Голосуй против - правильно!:
читать дальше

URL записи

В общем, все самоочевидно, но в качестве напоминания для тех, кто не в курсе имеет смысл.

URL записи

22:00 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
14.02.2011 в 23:24
Пишет Хорги:

Вот прямо сейчас разложусь.
Выбешивает порой всё это говно, весь этот пиздец, в который превратилась жизнь. Подумать только, раб-отаю уже 1,5 года! Это значит, что те полтора года, когда я мог ходить, бегать, прыгать, радоваться и горевать, я лишь уныло существовал, всё более и более погружаясь в серые будни и растворяясь в них. Опять прошел чудесный денек, и вечерок, пустейшие. И завтра так же всё, и послепослезавтра. Меня вот всегда удивляло раньше - людям давали 25 в сталинские времена и в ГУЛАГ закрывали, кормили говном, уничтожали морально и физически, в этой вони, клетях, смраде они выживали. ЗАЧЕМ ? вся их молодость, та пора, когда восприятие острейшее, когда, казалось бы, и жить-то и надо - они протоптались в хлеву и, если выходили, то полностью вычищенными и освежеванными. Кто-то на другом краю света в это же время постигал гармонию, глядя на горы, куря/не куря траву например. Меня вообще ВСЁ не устраивает, как ни отстраняйся, всё равно ни хрена не удается же избежать, это всеокружающее говно постоянно проникает в тебя, просачивается! "найди девушку, любимую работу/учебу, хобби бля, соратнега епты." Я иду, а впереди мужик - или ковыляет, доходяга, со смены, или важно рассекает с кейсом, окрыленный успешностью, прокручивая в своей никчемной башке следующую сделку и то, как он сегодня пойдет трахать молоденькую юлю-катю-машу-лену-иру-хуиру. Смотрю на того и на другого - и НЕ ХОЧУ вот так вот жить. Ну как можно всю жизнь работать вообще и на одной работе в частности? Стать уважаемым, по карьерной продвинуться. Да бля, спроси у них, все в один голос наперебой будут галдеть, какая же насыщенная и интересная их жизнь, как они крутецки отдыхают, и всё-всё успевают. А у меня кожа чешется. и глаза. и уши. от всепроникающего тошнотворного духа. от этих фраз. от правил. норм. традиций. морали. устоев. законов. Как выходные, хотя бы 2-3 дня никого не видеть, сна в любое время, хождений по природам, пусть даже нашим "химическим", и я забываю, как же они живут-то. То бишь, можно начать с устранения физической причины. Знать бы как. По мне, так всё слишком поздно: инерция, апатия, деградация полностью, окончательно и бесповоротно восторжествовали. Аминь.


URL записи

21:57 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
07.02.2011 в 19:46
Пишет MIO>>>:

Иногда накатывает такое отчётливое и явственное ощущение отсутствия каких-либо дальнейших перспектив собственного существования, что думаешь - к подобному невозможно привыкнуть; однако же со временем привыкаешь и начинаешь воспринимать эти состояния с рабской покорностью, смиренно ожидая появления каких-то новых иллюзорных смыслов или, наконец, возвращения старых, вновь блистающих, как дешевая бижутерия на шее последней шлюхи, своими неизвестными, невидимыми ранее гранями. Возможность, таким образом, прервать этот тошнотворный цикл утрачивается даже теоретически, ибо осознание отныне не достигает той степени кризисности (можно назвать ее экзистенциальной, но это без разницы, по большому счету, как ее называть), которая такую возможность делает реальной и зримой. Между тем вышеназванные симптомы всё равно достаточно тяжело давят на психику, вне зависимости от того, ощущаешь ты это состояние как временное или нет. Ничтожность же повода, актуализирующего все эти вещи, порой просто поражает. Допустим, недавно выяснилось, что мне из-за собственной слепошарости можно бесплатно побывать летом в глазном санатории. Мне-то, в принципе, на эту возможность было по фигу, но матушка моя этой идеей загорелась и заставила меня идти оформлять курортную карту, в последний момент даже поехав в больницу чуть ли не вместо меня. Однако курортной карты нам не дали на основании вступления в действия какого-то нового закона, согласно которому лечение в глазных санаториях людей с высокой степенью миопии не приветствуется. Нецелевое распределение средств, так сказать - ну короче, я не запомнил формулировки, да и ничего удивительного в таком законе, даже если он реально существует, конечно же, нет (удивительно, напротив, что еще не издали закона, запрещающего лечить людей с уровнем дохода ниже определенной нормы). Но после этого накатило на меня неслабо. Вообще, авторитет врачей в современном социуме непоколебим; сколько себя помню, репрезентация врачей как жертв социальных обстоятельств, которым не платят вкупе с шахтерами и учителями зарплату, которые все такиииие несчастные и бедные, что надо быть им благодарным за каждый плевок в твою сторону, остается неизменной на протяжении вот уже очень многих лет. Между тем, более вопиющего бреда и придумать, честно говоря, трудновато. Как были эти существа, на которых по чьему-то недоразумению напялили белоснежные одежды, возомнившие себя прямо-таки небожителями, освобождены от всякой ответственности за результаты своих действий 70, скажем, лет назад, так ничего не изменилось и сейчас: осознавая эту исключительность (ну как же! Ведь только они знают, как нас спасти! как продлить нам жизнь! а в будущем они, глядишь, и механизмы бессмертия откроют!!), врачи всегда были достаточно значимой социальной силой, а в тоталитарных государствах второй четверти 20 века использовались в том числе и репрессивным аппаратом. Думаю, что пресловутое «дело врачей» 1953 г., кроме своей антисемитской подоплеки, было призвано выполнить в том числе и функцию снижения их авторитета в обществе и направления на эту социальную группу его (обющества) негативной энергии (ибо в обществе подспудно в той или иной мере всегда тлеет отношение к врачам как к "убийцам в белых халатах" - как мне кажется, оно по сути своей архетипическое). Эх, как бы было сейчас здорово, в свете всех этих контекстов медицинской халатности, врачебных ошибок, преступных операций с целью продажи органов и т.д. и т.п., вновь мобилизовать соответствующие мифы о врачах-вредителях, дремлющие в сознании большинства! Пора, пора уже показать этим тварям на их место, лишить их своего исключительного положения в обществе, подорвать их непоколебимую веру в собственную непогрешимость и безнаказанность! Пора уже из миллионов беспорядочных и, на первый взгляд, никак друг с другом не связанных фактов фабриковать новое, гораздо более масштабное и грандиозное «дело врачей» - ведь и тогда, в пятьдесят третьем, на дворе тоже стоял промозглый февраль, и грязный снег на тротуарах месили своей обувью спешащие куда-то прохожие, наконец-то почувствовавшие возможность отомстить этим мерзким лекаришкам, терроризировавшим их на протяжении десятилетий убийственными и нелепыми диагнозами, за все свое унижение и раболепие перед ними, и от этого лица прохожих едва заметно светились, как далёкие маленькие маячки на фоне беспредельного морского простора.

URL записи

21:56 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
12.02.2011 в 17:29
Пишет Девушка с лицом Нестора Махно:

***
Наверное все, о чем я здесь пишу, это концентрация самой себя с тех самых настоящих и ненастоящих сторон, которые являются результатом бесконечной рефлексии. Мое темное, изрытое тоннелями и бесконечными ходами нутро переживает очередную перемену. Оно не хочет ничего создавать, писать о чем-то или что-то рассказывать. Такое чувство, что внутри меня постоянно сжигаются книги и на их место ставятся огромные пакеты с новой чистой бумагой. При этом никто так и не вытерет пыль и не подметет.
Бесконечный процесс чего-то сложного внутри себя, которое не передать словами, да и самой посмотреть страшно, уже порядком надоел. Он как змея, пожирающая свой хвост. Все возникает в нем и в него же и уходит. Ничего не выплескивается в окружающую действительность или в творчество. Что-то внутри меня как лесной бог из принцессы Мононоке - тут же дает жизнь и ут же ее отбирает, просто показывая, что он умеет это делать если вдруг что.

URL записи

15:03 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
14.12.2010 в 23:40
Пишет Galadriel2:

Хорхе Луис Борхес. Собрание сочинений, том 1
Влияние Борхеса на мой неокрепший йуный ум трудно переоценить. Впервые сборник его рассказов попал ко мне лет в 14 от человека, в которого я, маленький книжный червь, была влюблена по уши, до дрожи в коленках. Естественно, я faute de mieux (поскольку в романтической области мне, естественно, ничего не светило) проштудировала его от корки до корки не один раз. Потом от того же человека мне перепало собрание сочинений в 3 тт., в серо-красных суперобложках, которое постигла та же участь :)
Тогда я еще ничего не знала про "Маятник Фуко", а если бы знала, вряд ли оценила бы в силу общей необразованности. А вот Борхес с его менее художественным и более критическим стилем пошел на ура. Пожалуй, две трети, если не больше, всего, что я узнала о литературе до 20 лет - имена, названия, события, сплетни, критические оценки - я узнала "из вторых рук", от Борхеса. Помню, довольно долгое время я думала, что поэт Кеведо - существо, выдуманное самим Борхесом исключительно из озорства и удивилась, когда мне удалось его что-то добыть и почитать. Собственно, так происходило и происходит до сих по с очень многими авторами - сначала я читаю о них у Борхеса, потом я запоем читаю их самих (Шопенгауэр хорошие пример, sapienti sat). И все вышесказанное - только про те вещи Борхеса, которые не подпадают под понятие "рассказ", а скорее являются эссе или статьями.
С рассказами - особая история, потому что, пожалуй, ни один авторов этого объема не вызывает у меня больше такого восторга. Умберто Эко прекрасно разворачивает свои медиевистские игры, но ему нужно для этого пространство целого романа. А Борхес умудряется вписать интеллектуальную игру, сюжет и глубокую идею всего в десяток страниц. Я не перечитывала Борхеса уже достаточно приличный срок - думаю, лет 6-8. В нормальной ситуации этого достаточно, чтобы сюжет, герои и стиль произведения выветрился у меня из памяти полностью. А большая часть вещей Борхеса, даже статей - держится. Это рождает удивительное чувство сродни дежа вю - когда посреди текста ты внезапно вспоминаешь, какое сравнение будет там дальше. Самые любимые рассказы знаю практически наизусть, если не *пословно*, то *по ходу мыслей*.
В общем, я могла бы петь пангерики Борхесу до утра, но, думаю, он в этом совершенно не нуждается. Разве что сказать, что по прочтении одной статьи из этого тома мне неконтролируемо захотелось наконец прочитать "Листья травы". (Борхес обладает странным наркотическим свойством. При этом он как наркотик опасен вдвойне - после его прочтения хочется прочитать не только еще что-то у него, но также и всех остальных, кого он случано упомянул).

Теперь про сам томик. У меня вот такое издание, и счастью моему нет предела, что я его добыла. Впрочем, этот том как раз нельзя назвать удачно составленным (разве что в его основу был положен хронологический принцип, я поленилась проверить). Дело в том, что в нем объединены пара сборников юношеских стихов, один-единственный полу-исторический сборник рассказов "Всемирная история бесславья" и все остальное - сплошь эссеистика и критика. Интересно, не спорю, но от нее несколько устаешь.
"Страсть к Буэнос-Айресу", "Луна напротив", "Сан-Мартинская тетрадка" Про стихи Борхеса не могу сказать ничего хорошего. За исключением "Генерал Кирога едет на смерть в карете", в котором слышны лязгающие отголоски темных ночей Лорки. Остальное - печальные иллюстрации тому, как может попытаться писать стихи умный прозаик - Борхес вмещает в них столько смысла и сути, что для чистой лирики места уже не остается (про рифму вообще молчу).
"Расследования", "Земля моей надежды", "Язык аргентинцев", "Обсуждение", "Оставленное под спудом" - это большей частью, как я говорила, статьи, эссе, литературная критика, а последний сборник - по сути скорее компендиум маленьких (меньше этого) отзывов на прочитанные книги. По-моему, то, что Борхес говорит о литературе, гораздо интересней с той точки зрения, что его можно взять за отправную точку для собственных исследований и чтения, чем с любой другой. Местами его наблюдения поражают точностью и тем, насколько же глубоко он копает (взять хотя бы эссе про переводчиков "Тысячи и одной ночи"). Но другими местами он очень часто повторяется, повторяет свои же мысли и цитаты. Забавно смотреть, как из эссе в эссе кочуют одни и те же отсылки - птица Симург, Вечное Возвращение, Ахиллес и черепаха. Думаю, дело в том, что приведенные в томике эссе никогда особо не собирались в общий сборник, а когда ты печатаешь их в воскрестных приложениях к местной газете, такие повторения вполне простительны.
Чуть особняком стоят "Обсуждение" и "История вечности" - на стыке между литературным исследованием и художественным рассказом, я бы сказала, но с упором на первое. Входящие в них тексты больше по объему и глубже по содержанию. Многие из упомянутых в них моментов - например, имя Альмутасим и теология Василида - запали мне в память еще десять лет назад.
И наконец блистательная "Всемирная история бесславья" (хотя вариант "бесчестья" мне фонетически больше нравится). Жутковатые рассказы о убийцах, грабителях, мошенниках и прочих выдающихся личностях преступного мира - все до единого великолепно неординарны, и "основаны на реальных событиях". Несмотря на примечания о реальных лицах, которые я все равно ленюсь читать, эта серия рассказов - по сути единственные чисто художественные из всего, что есть в томе. И в них раскрывается талант Борхеса не просто как читателя, способного к анализу и интересным мыслям на тему, но как оригинального и завораживающего автора собственного безумного мира.

URL записи

15:02 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
08.01.2011 в 17:41
Пишет Rebel Rush:

Есть в психологии такой термин: замещение.
Когда твоя жизнь унылое говно, а ты напоминаешь себе в зеркале рыбу-каплю, всегда можно положение дел исправить. Найти высокооплачиваемую работу, покрасить волосы, купить новые штанинки и снять квартиру в историческом районе с видом на канал Грибоедова. Все это по силам человеку, имеющему руки, ноги и голову на плечах. Желательно не пустую. Но чего хитрить, бывает так, что обстоятельства против нас! Или бывает так, что моральные принципы и религия не позволяют лизать чей-то зад за сорок косарей в офисе, и хочется денег, добытых иным, но честным путем. Мало ли чего еще может быть, суть остается сутью - мы все живем там, где мы живем, никто из нас от купюр не прикуривает, никто не лежит в шезлонге со стаканом сока свежевыжатых маракуй, и ежели есть у кого из моих читателей Ягуар 89 года выпуска, то дайте знать, всегда мечтал прокатиться.
И вот знаете, какое чувство накатывает время от времени - что жизнь-то, сука, уходит. Что время как песок сквозь пальцы. Люди моего года выпуска, вспомните-ка, как мы миллениум праздновали, а? Давно было? Да нихуя. Кажется, что только вчера, тогда как прошло целое сраное десятилетие. И что каждый из нас сделал за это десятилетие? Я поставил рекорд по потреблению спиртных напитков, табака и антидепрессантов! Что еще? Да нихуя. И я бегу от этой мысли как гребаный негр-спринтер, иначе нагонит она меня, и пиздец, умру от стыда в тот же миг.
Все дело в силе воли. Мы все ленивы как панды, упрямы как ишаки и отчаянны, как будто больны раком простаты в неизлечимой стадии. Надо вставать и тупо начинать что-то делать, что-то претворять, реализовывать и воплощать. Но! Вечером в субботу. Когда магазины закрыты, телефоны молчат, а ты сидишь напротив тикающих часов. Что делать тогда? Правильно, надо замещать.
Можно пойти, наклепать триста штук листовок а-ля "Люди, очнитесь!" и ходить клеить их по городу, пока пальцы не примерзнут намертво к какой-нибудь водосточной трубе. Можно скачать стопятьсот видеоуроков по йоге и начать изучать асаны. А можно вручную перемыть полы с хозяйственным мылом по всему дому, чтобы жрать с них можно было смело.
Суть в том, что действие должно отвлекать, полностью занимать твои мысли и при этом выматывать физически. Эффект в результате должен быть примерно такой: да, я не заработал сегодня все деньги мира, я все еще унылое говно, но зато я... полы помыл! Не менее важное дело. Сегодня полы, завтра окна, а послезавтра займусь и деньгами, они, в конце концов, никуда не убегут.
Это способ психологической защиты. Он не помогает разрешить проблему, но время от времени спасает от гнетущей апатии и ощущения надвигающегося пиздеца.

URL записи

15:02 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
11.01.2011 в 15:38
Пишет Tansei:

Around the worlds
Горные дороги, гладкие, узкие, извилистые и непременно дружелюбные, всегда полнятся редкими, но запоминающимися встречами. Бывает, поднимешься на гребень-перевал, где, одолев крутой подъем серпантином по одной стороне горы, останавливается, чтобы вновь, как в первый раз, перехватило дыхание от благоговения перед величием природы, и видишь внизу, куда только собираешься спускаться, черную точку – человека, идущего навстречу. Радостно и легко становится на душе, ведь в поисках себя каждый путник становится немного родным, и бежишь, окрыленный, вприпрыжку, и приветствуешь встречного, рассказывая и спрашивая, замечая тот же блеск во взгляде напротив.

Мой путь не был пройден даже наполовину, когда, устав от молчаливого разговора с природой, я попросил о встрече. Дорога редко отказывает ищущему, и через день новый поворот, подобно тому, как морская волна выносит на мягкое ложе мелкого песка дивную рогато-перламутровую ракушку, привел ко мне удивительнейшего человека.

Он был высоким и громогласным монахом; он шел, на разные лады распевая церковные гимны, согнувшись под огромным рюкзаком с провизией. Редкая рыжая борода нисколько не скрывала широчайшей хитрой улыбки, его глаза, своим цветом способные поспорить с глубочайшими тонами неба, сверкали живо и весело. Чело его, вместо обычной скуфьи, прикрывала черная косынка, из-под которой виднелись волосы, собранные в хвост. Он имел вид разбойника, возвращавшегося в свое логово со свежей добычей, а не святого человека; он был настолько неприкрыто задорен и счастлив, что невольно хотелось рассмеяться.

Узнав о моих поисках, он пригласил меня в гости в монастырь Морача, где он жил уже очень долгое время. Защищенный горами, погруженный в зелень и солнечную благость, он обладал способностью исцелять души и подсказывать самые неожиданные ответы на незаданные вопросы.

Так я стал простым садовником при монастыре.

Конечно, рук хватало и без меня: кто-то в прошлом был сантехником и отлично мог наладить поливной шланг, которому было уже немало лет, кто-то мог сготовить вкусное блюдо даже из выращиваемой репы и моркови, другие же ухаживали за ульями, поддерживали в порядке церквушку и изгороди.

Когда я перешел по узкому мостку через прохладно журчащий чистый ручей, на дне которого искрились разноцветные камушки, я словно попал в далекое прошлое: каменные постройки белого камня очерчивались старыми темно-деревянными балконами под выцветшей тепло-рыжей черепичной крышей. По опорам балок цеплялись и карабкались вверх цветущие лозы, розовые и кремовые, словно вырезанные из кости шары соцветий гортензий величаво плыли среди зелени кустов; небольшие, совсем молодые кипарисы застенчиво жались меж длинноигольчатых пихточек, под которыми росли в короткой травке сотни диких желтых цветов. Тропинки, присыпанные белой галькой, соединяли безыскусный огород с часовней, кельи с верандой, большой колокол со стареньким погостом с каменными крестами.

Тихий уголок утопающий в цветах и зелени, со своей простой и мирной жизнью полюбился моему своевольному сердцу, и, найдя пристанище в одной из келий, я день за днем встречал рассветы среди доброжелательных и верующих людей, постепенно находя дорогу к их душам, к их рассказам и историям.

Я мало смыслю в религии, не знаю молитв и не надеюсь на кого-то в своей жизни, но верю в то, что есть кто-то умнее, добрее и смешливее нас. Безудержный экспериментатор, он создал тысячи звезд и сотни цветов одного только розового цвета, не останавливаясь и стремясь лишь к одному: к гармонии. В этом монастыре ему дали имя, его рисовали и ему поклонялись, неся в сердце желание, каждый свое, но схожее в своей любви к миру и людям.

Мне разрешили молиться вместе со всеми, и, смотря на лик под куполом храма, такого темного и строго изнутри, я понимал, что эти люди, монахи, не ведут праздную жизнь вдали от цивилизации, но несут какую-то свою, недоступную остальным службу. Торжественные и серьезные, они все точно знали, что и зачем делают, и это величие, в сочетании с простотой и добрым настроем, заставляло мое сердце биться чаще, а ощущение возвышенности и благодарности вызывали влагу на глазах.

Свечи, черные одеяния, потемневшие иконы, суровый лик, прекрасные стройные песнопения... Но каждый раз, когда я выходил их храма, меня слепило солнце и жизнелюбие природы. Я смеялся от радости и легонько касался мягких иголок деревьев.

Раз за разом, восход за восходом я просыпался и шел ухаживать за садом. По локоть в земле, принесенной человеком на эту скудную бедную горную породу, я, засучив рукава, пропалывал сорняки, отбирал созревшие овощи для обеда, подвязывал и обрезал отцветшие ветки, гонял обиженно гудящих неизвестных мне насекомых, выглядевших как огромные черные шмели, поливал и помогал остальным.

Глядя на великолепие сада, можно подумать, что все растете само по себе, настолько целостно и естественно смотрится убранство внутреннего двора, но на самом деле, это труд, огромный труд десятков людей, живших тут раньше и занимающих этот благородный пост ныне. Слой земли настолько тонок и слаб, что нельзя допускать ни размывания почвы, не чрезмерно требовательных растений, нужны удобрения и бесконечная забота о каждом кустике и травинке.

Глядя на то, как на закате распускаются вечерние цветы, я думал, что эта красота — как выражение благодарности, словно эти люди, с самым различным прошлым, говорят «спасибо», и дарят сад каждому, кто входит под сень монастыря.

Таких, впрочем, немало: здесь хранятся многие христианские святыни, и приезжие, равно как и местные, стремятся посетить монастырь, прикоснуться к выражению своей веры.

Перед тем часом, когда туристам будет разрешено войти, монахи расходятся по своим кельям. Царит особое умиротворение и тишина, которую затем нарушает слышимый издалека рев мотора огромного жгучего автобуса, гомон и смех. Людей слышно издалека.

Они идут группками, собираясь вокруг своего гида, который пытается передать свое уважение к истории. Наблюдая за ними, я замечал, что туристы все больше крутят головами, выискивая интересные для них места. Они идут быстро. Обратите внимание, взгляните, а это... Среди стрекотания кузнечика, за которым я безуспешно гонялся полдня, слышатся щелчки их фотоаппаратов. И мне становится внезапно обидно, что они не смотрят на сад, а выискивают кусочки для эффектных кадров, становятся рядом и улыбаются так, как будто они больны.

Короткая лекция о часовне, о церкви, они тупят взгляды и целуют позолоченные рамы. Они делают это, словно только что осознали, что верят во что-то, словно это навсегда избавит их от проблем. Они делают серьезные и скорбные лица, но едва первый луч солнца коснется их лиц, как взгляды вновь обретают прежнюю нетерпеливость и жажду развлечений. Они снова садят дочерей на газон под кипарисы и долго размахивают дорогими фотоаппаратами, считая настройки более важными, чем все вокруг.

Их было много: одинаковые позы, стремительность и жадность, нетерпеливость и наклеенные улыбки. Мне хотелось подойти, спросить, выяснить, почему же им тут так не нравится, но меня остановил настоятель. Люди, сказал он тогда, только сами могут понять, что для них ценно.

Они уходили быстро, оставляя после себя дым города. Но цветы все так же сладко и безмятежно покачивались в легких дуновениях ветерка, большие шмели, не заметив нашествия, собирали нектар, пчелы гудели низко и озабоченно, розы горделиво возвышались над каменными плитами могил. Люди уходили, оставляя после себя только тишину, упоенную теплом и светом, такую же чистую и незапятнанную, как и до них.

Я шел по дорожкам и впитывал в себя этот мир, параллельный привычному. Вновь начал протекать шланг. Нужно бы почистить старый колокол. Из земли показался новый крошечный кипарис. Беременная рыжая кошка лежит в тени, сыто облизываясь. Ветер принес из храма запах ладана. Распустились розы. Полевые цветы становятся все прекраснее. Зелень гор с каждым восходом солнца все больше обнажает иссушенные скалистые вершины. Пора подвязать виноград. Простая мудрость. Не темные суровые лики важнее здесь, но торжество жизни, возлюбленное и ощущаемое каждой клеточкой. Можно ли забыть это?..

читать дальше

URL записи

15:01 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
17.01.2011 в 13:50
Пишет Дейдре:

О норме, ненормальности и личной позиции.


Немного нервно, "Когда кончится война"
читать дальше

Вокруг столько разговоров о норме, о кризисах, о травмах и прочих отклонениях. Опять о норме. Только вот я очень хорошо помню как для этих самых нормальных книга в моих руках служила сигналом к атаке.

Здоровье... Гигиена... Физическая сила... Чаянье народа! А культуру делали туберкулезники, сифилитики, типы с раздвоением личности, с пороком сердца, с нарушенным обменом веществ.
Р. Брандштеттер Молчание

URL записи

15:01 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
20.01.2011 в 15:34
Пишет Fossa_fossana:

До весны еще далеко, а психи уже обостряюцо
Вот мне интересно, откуда берется мнение, что чайлдфри - это сугубо возрастное вроде "детской болезни левизны в коммунизме" и с возрастом ВСЕ обязаны восхотеть завести своего собственного Чужого? Лично ментату, например, стукнет 28, тот возраст, в котором у ментатских однокласснегов-однокурснегов, век их не видать, уже копошатся спиногрызы, а лично ментат и не думает их заводить, более того, ментату противна одна мысль о том, что внутри его тушонки будет расти Чужой, питаясь ментатскими соками и высасывая хилые остатки здоровья, а потом года 3-4 ментат будет существовать как придаток к недоразвитой личинке, в то время как упаковка тампаксов, сникерсов, или что там одевают на мелкого, стОит, наверное, как одна новая книжка. Или две букинистических. Про цену кормежки, всех этих заэпических смесей, фруктовых и мясных пюре я вообще молчу. Ну а сон, который эта гидра будет нарушать своими воплями, потому что она, видите ли, не умеет держать сфинктеры на запоре - это вообще без комментариев. Ментат за прерванный сон может убить с особой жестокостью. Два дня недосып и здрасте, новое кровоизлияние в мозгу. Оно мне надо?
И когда приезжают заочницы и начинают показывать моей маман тысячу и одну фотографию лысой розовой личинки с комментариями - "а вот мы кашей вымазались", "а вот мы серямкаем", "а вот мы в костюмчиге порванного кондома неважно кого на НГ", мне хочется подарить оной даме пачку кондомов премиум-класса (не порванных) и книжку, скажем, Германа Гёссе. Ей-же-ей, больше пользы.
И вот после общения с такими вот овуляшками мужчины и начинают требовать "носледнегов" и придумывать тыщу и один аргумент почему ЧФ - это несерьезно и проходит с возрастом. Себя успокаивают - ну не может же быть, чтобы какая-то всерьез не хотела от него, расписного, розовую лысую личинку.
Ан нет. Лично я бы и от Абрамовича с Березовским не хотел. Нафиг-нафиг.
Ма-аксимум, на что бы я пошел, если уж теоретизировать напропалую - это поделился бы своей гаметой (не жалко) для того, чтобы ее выносила суррогатная фрау, да и то с условием, что как в 19 веке киндера до 7 лет будут воспитывать бонны и гуверняньки, и я буду его видеть раз в день, воспитанного, помытого и причесанного, потом - закрытая школа с каникулами дважды в год. Это вот можно. Эваренка так воспитывали, и ничего.

URL записи

15:00 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
20.09.2010 в 15:21
Пишет keshula:

06.09.2010 в 13:40
Пишет (.Ред.):

Психоанализ



URL записи

URL записи

14:59 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
20.03.2009 в 18:36
Пишет Хиссти:

Вот что я нашла в чьём-то дневнике. Ну ОЧЕНЬ актуально для меня!
Сыворотка Правды
101 пункт общечеловеческой ереси
(наиболее актуальные для меня пункты выделены жирным шрифтом)

1. И охота тебе всякой фигнёй заниматься? Расслабься, найди себе девушку,
гульни, насладжайся жизнью – молодость ведь уходит!

Перевод:

Нас беспокоит твой образ жизни, и мы видим в нём угрозу для привычного нам
бытового уклада. Перестань использовать своё время на размышления и изучение
окружающего мира – таким образом ты можешь стать опасным для быдла индивидом.
Вместо этого ты должен установить для себя модель поведения, ничем не
отличающегося от поведения всех остальных окружающих тебя человеческих особей,
найти самку для спаривания, произвести потомство, дабы у последнего была
возможность занять всё твоё оставшееся свободное время, блокировав тем самым
возможность стать опасным для быдла индивидом.


2. Ничего. Это всего лишь юношеский максимализм. Вот повзрослеешь – поймёшь.

Перевод:

Мы рады статистике, которая говорит о том, что большинство биологических особей
ломаются под воздействием внешних факторов и раздражителей, стремящихся
физически и психологически ослабить этих особей. Мы также рады высокой
вероятности того, что ты попадёшь в категорию сломавшихся особей и,
руководствуясь инстинктом самосохранения, поспешишь внедриться в наше
сообщество, кое-как способное влачить существование в этом суровом мире. Мы рады
тому факту, что ради внедрения в наше сообщество ты откажешься от своих нынешних
идей и ценностей, скатишься до нашего уровня и примешь те ценности, которые на
данный момент называешь ценностями тебе чуждыми. Дабы не раздражать самих себя
беспокойством о вероятности того, что ты всё-таки выстоишь перед ожидающими тебя
в жизни трудностями и станешь чужеродным для нас индивидом, мы полностью
исключаем эту ситуацию и приписываем ей нулевую вероятность.

3. Я знаю – он/она меня любит!

Перевод:

Мне доставляет дискомфорт осознание того что особь противоположного пола, в
контактах с которой я нуждаюсь, может не желать этих контактов и собственного
комфорта ради ввожу иллюзию того, что симпатичная мне особь желает этих
контактов также как и я.

читать дальше

URL записи

14:58 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
07.12.2010 в 11:04
Пишет Rickorie:

О тоталитаризме, мне и сопутствующем. Пафос-пафос.
- Интересно, а где же ты, среди игр в господ и анархистов? (с)
Где? Я много где на самом деле. В музыке, в ритме. На пустых улицах. В латиноамериканских странах. В паническом ужасе и безудержной радости. А как целостной структуры, так чтобы охарактеризовать, меня то ли нет, то ли мне не объять.
Почему я подспудно иногда хочу жить при тоталитаризме? Тоталитаризм избавляет от необходимости думать. Все почему-то стремятся думать, а я чем больше думаю, тем меньше охота. Выводы все сплошь неутешительны. Жестоки даже, пожалуй. И у меня есть склонность подчиняться более сильному - духовно сильному, которого хочется уважать. Поведение собаки, которая хочет, чтобы её загрызли и ищет достойного соперника (о, сколько раз эта фраза уже была сказана)). Тоталитаризм избавляет от противоречий. Тебя нет - есть Страна, Светлое Будущее, т. е. цель и Любимый Вождь.
Я не вижу, кому подчиняться, и это меня безумно раздражает. Либо служить, либо громить. У меня психология исполнителя. Ну и опять же - было бы за что власть любить, мы бы любили.


Это вот вам песенка. Правдивая песенка.

Помяните моё слово - будет. Будет новый 37-ой, не сейчас, так позже. Безусловно не так, как был, но похоже. Когда будет одна партия. Лет через -дцать от России ничего не останется. Нас уже планируют делить на 3 региона - соответственно европейская часть, Сибирь и Дальний Восток. Это, понимаете, чтобы Евросоюзу, Сша и Китаю удобнее было.


****
ВООБЩЕ ЛЕВОЕ

URL записи

14:58 

Фердинанд Касачужица
"Различивший хоть слово - спасён"
13.12.2010 в 22:04
Пишет Топор Раскольникова:

Жизнь прекрасна:
Сияние нездешних звезд?

Завораживающий digital art?

Качественная иллюминация?

Забавный аттракцион?

Нет, черви. Просто черви. Пещерные. В Новой Зеландии.
I like it.

URL записи

Коробка-комната Даниила Ликратова

главная